ЗАКЛЮЧЕНИЕ К 1 ЧАСТИ

Расписка при продаже квартиры, образец - fortstroi.com.ua
Информация о недвижимости - comintour.net
Чем штукатурят газобетон, смотрим на странице http://stroidom-shop.ru

Думая о том времени, я пытаюсь понять, почему этот период был таким светлым и созидательным для всех нас?

Наверно, потому, что Александру Сергеевичу было тогда от 40 до 50 лет. Это наиболее яркий и зрелый возраст.

Во-первых, появился творческий и жизненный опыт, но есть силы и время, чтобы смотреть вперёд.

Во-вторых, подрастают или выросли дети, и в жизни появилась определённая свобода для «маневрирования».

В-третьих, если здоровье не преподносит сюрпризов, – то это пик физического и творческого расцвета.

У Александра Сергеевича за плечами уже признанные в городе и стране работы – Монумент славы, панно в Сквере герое революции. Известность и слава – данность. Жажда действия – на высоте. Востребованность — есть. Хватает сил на творчество, на студию, на общественную деятельность, на личную жизнь.

И попадая в орбиту расцвета личности нашего руководителя, мы озарялись тоже. Мы жаждали творчества. Мы готовы были учиться. Чтобы достигать СВОИХ вершин.

Высота чувств и помыслов нашего учителя, готовность подставить плечо в творческом поиске и в житейской суете были так велики, что мы, ощущая в нём опору, видели себя художниками. Если ещё не состоявшимися, то обнадёживающе потенциальными. Ничто в жизни так не вдохновляет, как устремлённость в будущее с надеждой и верой в удачу.

Это было то важное, что давал нам наш руководитель. Без морализаторства и высоких слов. Он своим примером учил нас работать постоянно, воспринимать отпуска и болезни как досадную помеху, от которой надо скорее избавляться. Завершать начатое дело и стремиться к новому. А главное, всё делать так хорошо, как только можешь. Всегда честно.

ПРОСТО…

Для меня студийцы моего набора есть всегда. Независимо от того, как сложилась их жизнь потом. Просто город большой. И земля тоже. Просто мы редко видимся. Но обязательно встретимся однажды. На бегу. Где-то на улице.

— Привет!

-Привет!

— Как дела?

-Нормально.

-Работаешь? (имеется в виду, творчески).

-Конечно.

— Какие достижения?

-Участвовал в выставке ( в Новосибирске… в Риге… в Германии… и т.п.)

— Здорово! А я закончил училище ( в Красноярске…

Репинское… по стопам Сергеича — Мухинское… и т.п.)

-Тоже выставляешься?

— Готовлю персональную.

— Встретишь наших – привет!

-Обязательно.

— Как Сергеич?

-Работает ( делает панно для консерватории… расписывает часовню… преподаёт… готовит третью выставку портретов…)

— Ему – поклон.

— Конечно.

— Пока.

— Пока.

Просто не часто пересекаемся… Но иногда где-то в толпе мелькнёт «носатая» физиономия Володи Третьяченко. Или застенчивая улыбка Наташи Фадеевой. Или отстранённый «восточный» взгляд Вити Юя. Или смешные рыжие брови Валентина Крылова. Или неулыбчивое лицо Игоря Коболина. Или обожжёт напряжённым взглядом Таня Маркова. Или грузно «проплывёт» дядя Коля…

Они были, есть и всегда будут в моей жизни.

Просто город большой. И земля. И мы редко встречаемся…

Ну и что?

Они – здесь!..

далее