Из воспоминаний. ИЛЬЯ ЛЫСОВ

ИЛЬЯ ЛЫСОВ

Вводил в  искусство ты  людей

Спокойно, как тебя вводили прежде.

Учил  их:  с  верой  и  надеждой

Талант  свой  развивать  смелей.

Теперь  под  каменной  плитой

Лежишь  спокойно, как  святой.

Питомцы  славу  разнесли  твою по  миру,

Не  словом,  творчеством своим  воздать  кумиру.

Вспоминая  этого  человека, в  первую  очередь  в  сознании  открывается  мысль,  что  это бессеребренник.

Впервые  встреча  произошла  в ДК  «Строитель», когда  выставком  из  профессиональных  художников  отбирал  работы  художников-любителей  на  выставки  различного  уровня:  городские, областные,  зональные  даже  союзные.  Это  было  начало  70-ых  годов  прошлого  века. Уже  тогда Александр  Сергеевич обратил  моё  внимание на  мягкость  его  критики  самобытных  художников.  Много  позже,  уже  в  2000  году, я понял, откуда  это.  Более  полувека  Чернобровцев А.С. обучал изобразительному  искусству увлечённых этим  творчеством взрослых людей. Он  умел  ценить эту  увлечённость  и  оберегал  авторов  от  различных  кризисов.

В  2002  году  студия Александра  Сергеевича  соединилась под  крышей  средней школы  № 21  ( что  в  Дзержинском  районе) с  Клубом  ветеранов-художников.  В  этом  году  мэтр   вынужден  был  перевезти  мольберты  и  гипсы  своей студии  в  класс, где  волею  судеб  общались и  делали  выставки  художники-любители, сохранившие  взаимное  притяжение и  любовь  к  искусству  после  прекращения своего  существования  вследствие перестройки  областного  клуба  художников-любителей.  С  2002 года  по  2007  год  здесь  работала  студия  ветеранов-художников,  которой  любезно  и  совершенно бесплатно всё  это  время руководил  Чернобровцев  Александр  Сергеевич. Его  уроки в  студии,  его  критический  разбор —  обсуждение  картин, выставленных  на  наших  выставках,  его  беседы  на  творческих семинарах  и  в  перерывах учебных  мероприятий,  можно сказать,  сформировали  культуру  самобытных  художников этого  периода  современности.

Он  частенько отмечал  свой  опыт  общения с  художественной  самодеятельностью,  А.С. говорил: « Я  всю  жизнь  был  связан с  миром  художников непрофессиональных», — являясь  при  этом членом Союза  художников СССР и  даже  определённым  лидером его  монументальной  новосибирской  диаспоры.

Говоря  о  творческой  ответственности  художников, он  замечал, что « в искусстве  каждый  художник несёт  свою  истину»  и  «есть  баланс  в  искусстве между  идеей  и  формой. Иногда  преобладает  формализм  и  нарушается равновесие. Точку  равновесия каждый  художник  находит сам». Он  как-то сожалел,  что  кончился  период строительства  коммунизма  и  вспоминал: « Когда-то  мы  все  ( имел  ввиду советский  народ)  были  мобилизованы  на  строительство доброго  будущего, то  и  художники  своими  произведениями  старались сделать  вклад доброты, вклад  хорошей  гуманистической  культуры».  Александр  Сергеевич  приравнивал художественное  произведение  к  оружию:  « Когда  Делакруа писал  Свободу  на  баррикадах  Парижа»,  его  кисть  была, как пистолет».  И  «  Нам  сейчас  не  хватает идейного  времени»…

Рассматривая, оценивая  и  критикуя  на  наших  выставках  работы самобытных  ветеранов-художников и  студийцев,  мэтр был  очень  тактичен и  мягок  в  оценках.  Он  говорил: « разве можно в  рисунке  определить критерий: хороший  или плохой?  Можно  только  обнаруживать  ошибки»…  Из  студийцев  Александр Сергеевич особенно благоволил к  Абрамову А.И.   Ему   нравилось, как в  его картинах и натюрмортах  сочетаются  цвета, как они  переплетаются: «  Какой-то  трепет  во  всём…   Мир  цвета…  Что-то  врубелевское…» О рисунках  Александра  Ивановича: « В рисунках  есть  ошибки,  но  люди-то  реальные». О творчестве  Мякишева Ю.М.: «  Мне  нравится  сгусток  оптимизма».  А  о  картинах  Залешина В.И.: «Вкус есть»…

Далее  без фамилий  художников.  Делая замечание  художнице: «Есть  какая-то заданность»,  но тут  же: «Есть свой  язык, свой мир».  О картине  художника: «Дробность есть,  но  нравится  пространство»… Обратив  внимание  на  натюрморт  с  рябиной, отметил: «Мерцание  оранжевого  в  синем».

Отмечая  достоинства картин  художников, говорил: «Всё  скомпановано».   А  отмечая недостатки  картин  других  живописцев:  « Немножечко  чего-то не  хватает».  «Они  чуть-чуть  не  попали»…  или «Получилась  монотонная штука…»

В другом  случае:  « Паспарту  должно быть  широкое,  лучше серое»…  Или   «  Если человек  пейзаж начал писать, то  пейзаж  должен быть  красивым». Ученице  в  студии  советовал: « Вот  ты делаешь щёку… Делаешь, в общем-то  правильно.  А ещё можно сделать, что  она  нежная».

И  чтобы  как-то  смягчить  свои  критические  замечания Мэтр  говорил авторам, как бы  подводя итог  обсуждения: «Я не  знаю, стоит ли художнику  себя  ломать, если это  или  то  кто-то  говорит»…

Вечная  память Александру  Сергеевичу Чернобровцеву –

Художнику,  Учителю  и Человеку!

Илья Лысов —  Президент Клуба ветеранов-художников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *